600015, г. Владимир, ул. Разина, д.16     (4922)32-80-48     info@vshr.ru    

Мемориал               

Корчагин Владимир Валерьянович

 

 

 

Корчагин Владимир Валерьянович


01.06.1946-24.06.2002

 

График

 

 

 

О художнике

Родился 1 июня 1946 года на ст. Бада Хилокского района Читинской области в семье летчика. 

Окончил:

- Ивановское Художественное училище (1966)

Член союза художников (1989)

 

Произведения

 

О художнике больше

Еще в детстве он полюбил акварельные краски.

В пятнадцать лет он разрывался между драмкружком, изостудией и спортивной гимнастикой.

Впервые участвовал во Владимирской городской художественной выставке в помещении дома офицеров. С того времени ежегодные выставки: областные, зональные, республиканские, всесоюзные и международная. Главная тема первых работ -  человек, но пересилило Владимирское направление – пейзаж. Владел масляной, акварельной техникой. Высокого мастерства достиг на тонком игловом офорте. В последние годы он нашел себя в издательской деятельности. Его рисунки иллюстрируют  не меньше двух десятков книг. Среди них сборник рассказов Валерия Янковского “ Охота”, и стихотворные книжки замечательного покровского поэта Бориса Аронова “Отражения” и “Полутона”,  альманаха ”Владимир”… Он всегда читал книги с карандашом в руках. Владимир Корчагин автор и исполнитель проекта мемориальной доски, установленной на фасаде авиамеханического техникума в честь писателя Владимира Солоухина во Владимире. И все же главное в творчестве Владимира Корчагина – это графика.

 

Публикации о художнике

"Обаяние уходящего жанра"

Т. Николаева //газета "Молва" № от 04.06.02

В гостиной «Молвы» открылась новая выставка. Художник Владимир Корчагин представил зрителям офорты разных лет и несколько дорогих для него акварелей.

Он говорит, что всю жизнь не мог выбрать между рисунком и цветом. С тех пор как в самом раннем, еще дошкольном детстве его жизнь определили две новые, неведомые вещи - это лыжи и акварельные краски.

Впрочем, в пятнадцать лет он разрывался между драмкружком, изостудией и спортивной гимнастикой. И все же выбрал художественное училище в Иванове. Потом работал в худфонде, пока тот не приказал долго жить, был реставратором, занимался рекламой.

В последние годы он нашел себя в издательской деятельности. Уже несколько лет Владимир Корчагин активно сотрудничает с издательством «Золотые ворота». Его рисунки сопровождают уже не меньше двух десятков книг, вышедших в свет: среди них и сборник рассказов Валерия Янковского «Охота», и стихотворные книжки замечательного покровского поэта Бориса Аронова «Отражения» и «Полутона», альманах «Владимир»... «Я всегда читал книги с карандашом в руках». И владимирские поэты с удовлетворением и даже некоторым удивлением осознают, что приобрели не просто понимающего читателя, а даже единомышленника, настолько точно попадание художника в суть их творений.

Особым образом творчество Владимира Корчагина переплелось с именем Владимира Солоухина. Начиная с того, что его отец - алепинский уроженец и сверстник знаменитого владимирского исателя. Сам Владимир Валерьевич - член правления фонда Солоухинского литературного общества «Слово». Ему удалось создать один из самых удачных портретов Владимира Солоухина, в котором отразились и крестьянское происхождение писателя, и столичный лоск, и лукавый взгляд, смягченный хорошей улыбкой. Он же - автор и исполнитель проекта мемориальной доски на фасаде авиамеханического техникума - единственного памятного знака, удостоверяющего связь нашего города со знаменитым писателем.

И все же главное в творчестве Владимира Корчагина - это графика. Вот любимые места детства: речка в травянистых берегах, в какой-то момент вдруг приобретающих нереальный, сказочный вид - то ли было на самом деле, то ли привиделось за далью лет. Вот улочка, изумленная первым снегом, притихшая перед чудом зимнего преображения. Вот крыши старого города - жизнь устоявшаяся, уютная. мирная и спокойная.

«Я бы занимался офортом всю жизнь. Но это невозможно. Офорт - затухающий жанр. Очень трудоемкое дело. И слишком вредное: быстро отбирает здоровье, разрушает кости, гасит зрение... Наши лучшие графики - Французов, Леонов - долго ли жили? Молодежь все реже выбирает эту стезю».

Лучшие офорты Владимира Корчагина очень ритмичны, музыкальны. Этот индивидуальный ритм художника во всем: в геометрии городских крыш, в неожиданном переплетении ветвей деревьев, в рисунке забора, который первый снег превратил в нотную тетрадь. И это – вымирающий жанр? Неужели он прав?

 

Поэтическое творчество художника

Портрет  

(30.07.1966 год)
Вновь обретают расцветшие дали

Нежную бледность сошедших небес,

Биссером гроздья росы заблистали

Дрогнул ночною усталостью лес.
Неуловим тихий час пробужденья,

Словно костра растаявший дым,

Обнят тёплой волною томленья

Взор твой полускрыт недвижим
Полон значенья времён непробудных,

Светлою думой покоится лоб.

Вечностью, словно похожие будни

Вспыхнул он темным пожаром волос.
Бархатной бабочки нежною тенью

Крылышки брови застыли в полёте,

Озеро глаз – колдовские видения.

Чары ночные в ресницах несёте.
Губы пленением роз окроплёны,

Формою нежных цветов совершенств,

Силой прогнать и позвать наделёны,

Дремлете вы, вкусивши блаженств
Сонная шея медленно белая,

Мраморной бледностью тянется нежно,

Голову, набок склоненную, делая

В гибком движении тела надеждой.                                  

---------------------------------------

(1966 год)

Я Тебя Зову к себе

В снах тиши глубокой

И в томительном желанье

Грустью бесконечной, жадной одинокой

И звучащих длинно, те часы мечтаний

Полон тревоги злобной, глухо-однотонной и сомнений колких

Как найти покой, подскажи скорей, мне глаза открой, только не жалей

И молчу один, и смотрю вокруг, стал я нелюдим, стал я одинок.

Мысли о тебе дольше как мост, от скалы к скале,

Звучным миром окруженный, мне тебя лишь не хватает.

И в дороге, выпавшей виною, дальней,

Дивный образ тает,

Песней улетает,Один Я.
------------------------------

Вечная весна
Дали морей безудержно безбрежные.

Ждут, увлекая, хоралы небес,

Днем, в благодушье как женщина нежные,

Ночью коварен излученный блеск.……

И рвутся безумством страсти охвачена.

Плывут, не видя жестокий поток.

И прелесть души, для любви предназначенной

Уже распускает заветный цветок. 

--------------------------------------
В  дороге 

(17.08.1966 год)

В темных сумерках вагона

Тонет полумрак шумов,

Лица, что давно знакомы…

Миг объят уютом дома

В ткущей веренице слов.
Женщина к окну припала

Мрамором мечтает тело…

Будней покрывало спало.

Ни души вокруг ни стало

В лунном освещенье белом.
Я молю тебя томленье

Звездной этой ночи дивной,

 Милой юности забвенье,

Мыслей быстрых единенье

Жажду удлинить наивно.             

-------------------------------
Гроза. (Творчество)

(20.08.1966 год)
Прохладой сменяя полуденный зной

Край неба задернули тучи угрюмо.

Обманчив безветрия смирный покой,

Листов обессиленных вялая дрема.
Гремя, собираются страсти земли,

Накоплены за день томленьем и солнцем,

И ветра порывами прочь сметены

Желтеющей грусти осеннее звонце.
Стремительных туч потревоженный бег

И… брызнули слезы из глаз воспаленных…

Дождем снизошёл, как седеющий век.

Каскад облегченья на день накаленный.
И чувства и мысли вбирая земные.

Грустнеет мой друг, на челе омраченье,

И с страстною злобой берется, смотри,

Он в творчестве ищет свое облегченье.        

--------------------
С тобой

« Всю ночь душа была с тобой вплотную,

А поутру - прощанье, поцелуи,

И каждый чашу сердца подставляет

Под золотые солнечные струны.»       

 Михаил Муфшик (древний восток) 

 ------------------------ 

Там

(1966 год)

1. Неоновым фаршем напичканы улицы

Сияет Чикаго в вечернем бездельи…

Четвертые сутки танцуют безумные,

Толпою поклонниц зажаты в ущелье.
2. Истошным воем толкнули прохожих.

Кого-то убили – ступай себе мимо.
И богу молись, что тот же ножик.

Оставил в покое здесь ваше вымя.
3. В парке уж кто-то заснул на газете…

У ящика с мусором чей-то ребенок.

Реклама кричит: «Не на это глазейте,

Выходит фильм об агенте Джеймсе Бонде.»
4. Дипломатия новыми сказками нага.

Министерство уж там обложилось стенами.

А земельных участков агентство в Чикаго

Строит фермы на Мари, во сне и Вытикме.

5. Вращается город в колесах машин

Углы забронированы проститутками.

А время все лижет губами шин

Копоть страстей, опадавшую сутками.

------------------------------------------------------------

Саксофоном извылся, истомился я скрипкой,

Распирает дыханье нежность тысячи вдов,

Ну приди же скорей, награди хоть улыбкой.

От прошлых свиданий не осталось следов.

Как томительно ждать час свиданья желанный,

В упоенье мечтать образ твой несказанный.                                  
--------------------------------------  
В пустоту убегают часы,

За минутой уходит минута,

Мир дряхлеет, дряхлеет как будто

И седеют у будней виски.
Задыхаюсь в больном ожиданье,

Сколько дней не приносят мне писем,

В удаленье ни чем я не мыслю,

Только дома родного желанье.
И в мученье грущу об одном

Вновь увидеть знакомые лица.

Только ночью порою приснится

Милой улицы плеск за окном.

--------------------------------------------

(27.08.1966 год) 
Затрепещется сильною птицей,

Рвущей клетку встревоженной песней

Сердце, ворох навязчивых мыслей

Не отступит, томленье продлиться.
Как листок оторвался от ветки

И пустился искать приключений.

Нет конца неуемным теченьям,

И предела желаниям нет им.
Одуванчик, встревоженный ветром,

Дум лишается солнечных, белых.

Так прекрасно вначале несмелых

Первым утром, мечтающим, светлым.
И кружат всех цветов веселей,

Мир для них нераскрытая тайна,

С вольным ветром, в раздольных скитаньях

Возвращают цветенье земле.

---------------------------------                                         

Прошу надежду

(31.08.1966 год)

Лечу к тебе, забыв про все

Мне не преграда расстоянье.

И стаей дикою гусей

Ко мне плывут воспоминанья.
Высоко гром гремит сердясь,

И туч тяжелых брызнут струи,

Им солнце выглянет, смеясь.

И звонко землю поцелует.
Ночная спустится прохлада,

Все звезды дружно замигают.

И тьмы преодолев преграду,

Зари полоску зажигают.
Глухая ночь и пыльный день

И промежуток между ними

Минувшего наводят тень,

Слепят сомненьями глухими.
В изгнаньи грусти не избегну

- Расплаты мило дней поющих,

Но никогда не опровергну

Прелестный миг, к себе зовущий.
В предверьи счастливой минуты,

Жестокой неудачей сломлен,

Подумал я: Покой вернут мне

Лесных чащёб безлюдный плен.
Бессмысленно тянусь, невежда,

Пугаясь и моля, как чуда

Одной целительной надежды

Способной вызволить отсюда.                  

------------------------------------------

(01.09.1966 год)
К чему тебе так долго жать

Несостоятельные грезы,

Желая мучатся, страдать

И лить охотливые слезы.

Не лучше ль каплю повздыхать,

С улыбкой подмигнуть соседу.

Ведя интимную беседу,

Меня презреньем наказать.
Сперва с ответом вдруг помедлить.

Затем, представши оскорбленной

Моим расслабленным вниманьем,

Послать, рассолом окроплённое,

Свое последнее посланье.

И ласкам в неге предаваться,

Играть любовное дыханье,

Ему супругой оказаться.
Но как же будешь ты страдать,

Когда изгнанника дождешься,

И годы с грустью вспоминать,

Жалеть, что в юность не вернёшься  

И я, угрюмый, не сумею

Хорошеньким вдруг превратиться

И, некрасивый, не посмею

На прошлое одно (спокойно) положиться.

-------------------------------------   
(вариант)

Колдует за окнами ночь, ты грустна.

И близость твоя освещает, как день.

В реснице насыпала звезды луна.

И думы мои – не доступные ей!
А ты все молчишь, порываясь уйти,

Рукой повела, как прекрасен тот миг …

Что слышать ты хочешь, в глаза погляди,

И время в пути(сейчас) осадило свой бег.
Любуюсь тобой, цепененьем захвачен,

И ночь – чародейка слаба пред тобой,

Твой голос, скажи мне, кому предназначен,

И губы цветут не тебе же одной?!
И сумраки черт твоих ясность крадут.

Не скроют густея потемки ночные;

На лоб, твои думы скрывая, крадут

Печали следы, так изнежно простые.
Мой рот обессилен, шептал и шептал,

Стараясь тебя всю усыпать дарами,

Не сам в восхищеньи я здесь  пребывал,

И вместе остались, мы только, друзьями.   
Вбирал и вбирал я зрачками большими

Застывшую в гибком движении шею,

Мелодию глаз так бездонно родную,

И губы бутона движенья - не смею. 
А ты говоришь: не смотри, меня ранишь

Стремительным блеском глаз своих странной

Уже ли во взгляде моем ты не знаешь

Потока желанья и нежность ранимой.

-------------------------------------------------------

( вариант )

Ночь за окнами бреет-- ты чуть грустна.

И в комнате светлоОт близости твоей.

В прическу звезд

Насыпала луна.

О чем ты думаешь

Как догадаться ей

А ты молчишь

Готовая уйти,

Рукою повела,

Прекрасен этот миг …

Что рассказать тебе

В глаза мне погляди,

И время для тебя

Остановило бег.

Я все любуюсь.

Злым цепененьем схвачен,

И ночь собою

Очаровала ты.

А голос твой,

Чему он предназначен,

Кому приется

С губ срывать твои цветы?!

Твои черты Вот, сумерки крадут.

Вижу я и сквозь потемки

На лоб клаутСледы печали легкие.

И мой язык

Затравленный шептал,

Стараясь окружить 

Тебя дарами.

Я сам незримо

Здесь где-то пребывал,

И долго оставались

С тобой друзьями.

Вбирал и вбирал я глазами большими

Застывшую в гибком движении шею,

Мелодию глаз, так бездонно родную

И губы бутона движеньем – не смею.

А ты говоришь не  смотри, меня ранишь,

Стремительным блеском глаз своих странных.

Ужели во взгляде моем ты не знаешь

Потока желанья и нежности раненой.
----------------------------------------------------------

(05.09.1966 год) 
Мутнеет небо, солнце село,

Прохладой осени дохнуло,

Тоской душа обледенела,

И нет тепла, что б жизнь вернуло.

Чего-то так не достает,

Мучительно не достает.
Поминки в этот вечер долгий

Устроить что ли, загрустив

О снах любви, что где-то смолкли

Как молкнет грустно звучный стих.

Чего-то так не достает.

Мучительно не остает.
      


ПОИСК ПО САЙТУ
Нажмите для перехода на страницу

География посещений

нашего сайта